Вклад в медицину будущего. О перспективах российского биобанкинга

Вклад в медицину будущего. О перспективах российского биобанкинга

Для лечения и профилактики хронических заболеваний врачам нужно понимать особенности их развития на протяжении многих лет. Возможно ли без непосредственного участия пациентов получить все нужные данные для разработки терапии при помощи биоматериалов? Насколько технологии сохранения, а также исследования таких образцов развиты в России? Об этом РИА Новости рассказала руководитель «Живой лаборатории популяционных исследований» СибГМУ, открытой в рамках реализации программы «Приоритет-2030», Екатерина Каменских.

— Далеко не всем понятно, что такое биобанк. Для чего он нужен?
— В биобанках хранятся образцы тканей органов и биологических жидкостей пациентов. Это нужно для дальнейшего их изучения, чтобы создавать новые методы терапии или стратегии профилактики.

Конкретно сотрудники биобанка занимаются подготовкой и поддержанием длительного хранения таких материалов, а в лаборатории их уже исследуют. Особенно важно сопровождать каждый образец подробной информацией о состоянии пациента, так как именно благодаря специфике конкретных случаев можно прогнозировать варианты течения заболевания у разных людей.

К слову, биобанк нашего университета организован по стандартам Международного общества биологических и экологических репозиториев (ISBER). Поэтому мы имеем право участвовать в мировых проектах наряду с ведущими мировыми организациями. На данный момент наша коллекция образцов состоит из 2 тыс. экземпляров. И уже в самое ближайшее время мы планируем задействовать ее в ряде исследовательских проектов с организациями-партнерами.
— Забор биоматериалов происходит из сданных анализов или отдельно, и многие ли пациенты желают сделать такой вклад в науку?
— Образцы для биобанка никогда не берутся из уже сданных жидкостей или тканей без согласия пациента на биобанкирование его/ее биоматериала, они собираются отдельно. Если речь идет о крови, то с согласия пациента можно набрать дополнительную пробирку при заборе общеклинических анализов. Проведение более сложных врачебных манипуляций, например, люмбальной пункции для забора спинномозговой жидкости требует более тщательной подготовки и работы с пациентом.

Реагируют на предложение стать донором биобанка очень по-разному, большинство не имеет понятия, зачем это нужно? Мы нередко встречаем подозрения пациентов, что информация об их генетических особенностях станет общедоступной. Нужно понимать, что в технологиях биобанкирования используется этическое регулирование интересов донора. Но, чем больше людей будут делать свой вклад в создание биоресурсных коллекций, тем больше вариантов лечения и профилактики хронических тяжелых заболеваний появятся в ближайшем будущем в российском здравоохранении.
Поэтому для популяризации пользы и целей биобанкинга необходима отдельная работа. Обычные врачи и исследователи тоже ограничено осведомлены о том, как обращаться с биологическими материалами. Чтобы решить эти две задачи, мы создали проект «Биотрек». Он включает комплекс образовательных, научных и просветительских мероприятий. По большому счету мы обучаем специалистов и составляем подробные инструкции и брошюры для пациентов. В программе участвуют практикующие врачи-клиницисты из различных организаций.

— Как вы сохраняете материалы на протяжении многих лет?
— Сохранность обеспечивается за счет низких и сверхнизких температур – от -80 до -196 градусов. Нельзя допускать размораживания образцов, в таком случае есть риск повреждения структуры биомолекул. Поэтому в хранилище, например, должна быть аварийная система энергообеспечения морозильных камер.
Перед помещением на длительное хранение мы можем выделять отдельные фракции, такие как сыворотка, либо плазма крови и хранить их отдельно. А при акценте на исследование в дальнейшем ДНК или РНК, мы можем хранить биоматериал в необработанном виде.
— Есть ли у вашей лаборатории и биобанка СибГМУ приоритетные направления и какие задачи стоят прежде всего?
— Приоритетным профилем могу назвать изучение хронических неинфекционных заболеваний, а в особенности — нейродегенеративных, которые необратимо повреждают нервную систему. Исходя из отечественной статистики можно ожидать увеличения доли населения, страдающего болезнями Паркинсона, Альцгеймера и рассеянным склерозом.
Я, например, руковожу проектом по выявлению прогностических маркеров течения рассеянного склероза с привлечением ресурсов биобанка. На стадии диагностирования его уже нельзя излечить, но заболевание может протекать очень по-разному. Если мы получим комплексное знание о фактическом развитии болезни, то сможем подбирать более эффективные сдерживающие и профилактические средства, возможно, откроются новые перспективы.

Например, в некоторых мировых биобанках на базе биологических материалов оценивали влияние генетических факторов на развитие нейродегенеративных заболеваний. Ученые выявили, что определенные гены связаны с более высокими рисками возникновения этих болезней. В итоге специалисты разработали таргетные препараты, которые, могут снизить такие риски.
Такая же задача стоит и перед отечественными исследователями в сфере биомедицины. Для получения значимых результатов и разработки новых диагностических и терапевтических технологий нужно время, так как исследования комплексные, и важным стартовым этапом является формирование биоресурсных коллекций. Именно так биобанк вносит вклад в развитие медицины будущего.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>