«Легче сбить астероид»: какую смертельную опасность игнорирует человечество

«Легче сбить астероид»: какую смертельную опасность игнорирует человечество

Шансы на апокалипсис в этом веке из-за извержения вулкана — около 17 процентов. По подсчетам ученых, такой сценарий куда более вероятен, чем глобальный катаклизм после столкновения планеты с астероидом. Исследователи отмечают, что угрозе вулканического «армагеддона» при этом уделяют слишком мало внимания. Какие меры должно принять человечество, чтобы предотвратить голод и вымирание, — в материале
Не модная угроза

На шкале вулканической активности (англ. Volcanic Explosivity Index, VEI) — восемь делений. Мощность извержений оценивают по величине выбросов: шесть баллов (колоссальное) — более десяти тысяч кубометров выброшенного вещества, семь баллов (сверхколоссальное) — более 100 тысяч, восемь (мегаколоссальное) — более миллиона.

Восьмибалльные извержения приводили к массовым вымираниям. Но для наступления вулканической зимы достаточно и шести баллов. Как раз такое по силе извержение произошло в Перу в 1600-м и привело к глобальному понижению температуры. Вызванный им неурожай спровоцировал Великий голод в России в 1601-1603 годах. Который, в свою очередь, стал одной из причин Смутного времени.
Последнее колоссальное извержение было в 1815-м на Суматре, после чего наступил так называемый год без лета в Европе. Считается, что похолодание вызвало мутации бактерии холеры — распространение болезни приобрело характер пандемии с 1818-го по 1824-й.
Для сравнения: сила извержения вулкана Хунга-Тонга-Хунга-Хаапай на тихоокеанском острове в январе 2022-го оценивается в пять баллов. Оно не привело к серьезным последствиям только потому, что случилось в малонаселенном районе. Тем не менее цунами достигло побережья Северной и Южной Америки. Несколько человек погибло.

Судя по ледяным кернам (слоям ледяных шапок, по которым можно восстановить геологические события), вероятность извержения магнитудой семь баллов или выше в XXI веке составляет один к шести. Это в сотни раз больше, чем шансы столкновения Земли с метеоритами.
Последствия двух событий для климата сопоставимы. Однако вулканическая угроза — не такая модная, как космический «армагеддон». По защите от астероидов идет серьезная и хорошо финансируемая работа. А проблему вулканов фактически игнорируют, отмечают авторы статьи в Nature — британские вулканологи Майкл Кэссиди и Лара Мани.

«Астероид проще засечь, — говорит физик, вулканолог, основатель музея вулканов на Камчатке «Вулканариум» Сергей Самойленко. — Космос прозрачен, а планета — нет. Поэтому с «гостями из космоса» понятнее, что делать и на что тратить деньги. Воздействовать на вулканы сложнее, чем отклонить астероид ионным двигателем или взорвать его атомной бомбой. Вулканы хоть и ближе, но скрыты непрозрачной средой коры»

«Можно потренироваться на маленьких вулканах»
Возможность напрямую влиять на поведение вулканов кажется немыслимой, но то же самое когда-то было и с отражением астероидной угрозы, отмечают британские ученые.
В 2018-м специалисты из Лаборатории реактивного движения НАСА придумали, как охладить американский супервулкан Йеллоустоун. Он извергается каждые 600 тысяч лет, и как раз столько времени прошло с последнего выброса. Ученые предложили пробурить в кальдере скважину глубиной десять километров и закачивать туда воду под высоким давлением. А получившийся пар использовать для геотермальной электростанции.

«Так можно обеспечить окружающие территории электричеством на ближайшие несколько десятков тысяч лет, — пояснял автор идеи исследователь Брайан Уилкокс. — Долгосрочная выгода — в том, чтобы предотвратить уничтожение человечества».

Недостатки у предложения тоже есть: если пробурить скважину не очень аккуратно, она может, наоборот, ускорить извержение. Впрочем, Уилкокс признавал, что свою идею озвучивал, главным образом чтобы привлечь внимание к проблеме.

«Скважина глубиной десять километров — очень сложная штука, — говорит Сергей Самойленко. — Наш рекорд на Кольской сверхглубокой — 12 километров. Дело в том, что такой длинный ствол скважины будет по отношению к толщине любой бурильной установки как один к тысяче, а скорее — как один к десяти тысячам. Буровой штанги даже диаметром в метр не бывает, они гораздо меньше. Это как если бы мы пытались миллиметровой проволочкой бурить метровый кусок сыра — бур все время будет куда-то уходить. То же самое с Кольской сверхглубокой. Вместо одной скважины геологи получили целый куст стволов, хаотически расходящихся в разные стороны. После пяти-семи километров технические трудности существенно возрастают. К тому же это еще и очень дорого».
Ученый сомневается, что в ближайшее время человечество овладеет технологиями по «выключению» вулкана. Более перспективной выглядит идея спровоцировать что-то вроде контролируемого выплеска накопившейся энергии.
«Для этого можно что-нибудь взорвать на глубине трех-пяти километров — люди уже неплохо научились это делать. По аналогии с лавинами: если в горах накопилось много снега, заставить его не спускаться гораздо сложнее, чем спровоцировать контролируемый сход. Можно потренироваться на маленьких вулканах вдали от населенных районов — где-нибудь на Камчатке, Аляске, Алеутах», — считает эксперт.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>