Конгресс в НАСА: Что будет после Международной космической станции?

Конгресс в НАСА: Что будет после Международной космической станции?

Призрак 30-летней программы НАСА «Спейс шаттл» вырисовывался все отчетливее, поскольку представители конгресса интересовались подробностями планов агентства по орбитальному космическому полету после Международной космической станции.

Вопросы о том, как долго может продержаться станция, которой уже более 20 лет, и как международные и отраслевые партнерства могут стимулировать деятельность на низкой околоземной орбите (LEO), заполнили двухчасовые слушания, проведенные подкомитетом по науке, космосу и технологиям Палаты представителей по космосу и аэронавтике во вторник (21 сентября). Партнеры Международной космической станции в настоящее время обязуются эксплуатировать орбитальную лабораторию до 2024 года. НАСА уже давно утверждает что объект безопасен для проживания по крайней мере до 2028 года, а представитель космического агентства США Нельсон одобрил сохранение работоспособности станции до 2030 года.

Но некоторые беспокоятся, что выход лаборатории за рамки ее проектного срока службы чреват катастрофой, особенно в связи с тем, что ряд инцидентов показал подлинный возраст объекта (строительство станции началось в 1998 году).

«Мы действительно столкнулись с пробелом в нашей транспортной системе, когда мы вывели шаттл из эксплуатации, и мы не хотим повторения с нашим присутствием людей на низкой околоземной орбите», — сказала Робин Гейтенс, директор НАСА по Международной космической станции (МКС), во время слушаний.

«Мы не можем допустить нашего отставания в космических полетах людей на низкую околоземную орбиту», — подчеркнула она. «Вот почему НАСА привержено упорядоченному переходу от МКС к коммерческим направлениям США на низкой околоземной орбите».

Американское присутствие на низкой околоземной орбите

НАСА уже давно считает, что надежный доступ на низкую околоземную орбиту жизненно важен для деятельности агентства, независимо от того, как долго работает сама Международная космическая станция. Орбита обеспечивает агентству условия с меньшим риском для тестирования технологий и процедур для полетов с экипажем в более отдаленные пункты назначения и оценки рисков для здоровья, с которыми могут столкнуться астронавты в таких миссиях.

Но космическая станция имеет внушительную цену: 4 миллиарда долларов каждый год. По предварительным оценкам, если НАСА сможет создать коммерческие аванпосты на орбите, а затем платить за проведение там исследований, агентство сможет экономить более 1 миллиарда долларов в год, сказала Гейтенс.

В рамках плана, по ее словам, НАСА наметило ряд так называемых индикаторов переходного периода, которые будут направлять передачу агентством присутствия США на низкой околоземной орбите.

«Первым и главным показателем является то, что у нас есть коммерческие направления для перехода», — сказала Гейтенс. «Это может показаться довольно очевидным, но это необходимое условие, чтобы у нас не было разрыва на низкой околоземной орбите». Другие показатели включают структурное состояние Международной космической станции и развитие коммерческих рынков, сказала она.

Политика и космические полеты

В дополнение к Гейтенс члены комитета заслушали показания нынешнего астронавта НАСА Кейт Рубинс, а также бывшего астронавта Уильяма Шепарда.

Обсуждение того, что произойдет дальше на низкой околоземной орбите, осложняется международной политикой. НАСА и Роскосмос совместно возглавляют многолетнее партнерство, связанное с Международной космической станцией, но в последние годы отношения между двумя агентствами были напряженными. В последнее время Россия обсуждает строительство собственной орбитальной станции, а также ведет переговоры с Китаем о космическом партнерстве.

Это напряжение может негативно отразиться на самой космической станции, модули которой провели на орбите целых 20 лет и демонстрируют признаки своего возраста. Даже новое дополнение оказывается трудным: новый научный модуль России заставил всю космическую станцию перевернуться и развернуться более чем на 540 градусов, когда ее двигатели неуместно сработали во время стыковки в конце июля, что потенциально привело к деформации громоздкой конструкции.

Шепард сказал, что последствия инцидента показали, насколько ослабло международное партнерство, поскольку НАСА до сих пор не располагает подробностями того, как русские впервые заметили проблему, о попытках противодействовать ей и других аспектах того, как развивалось событие.

«У нас не было этой дискуссии в деталях, но 20 лет назад мы бы это точно обсудили», — сказал Шепард.

«Задача создания космической станции заключалась в том, чтобы сблизиться, сесть за стол и решить проблемы», — сказал он. «Сейчас у нас нет такой корреляции с нашими российскими коллегами».

Гейтенс отметила в своих комментариях, что часть плана перехода НАСА включает разработку путей продолжения текущего международного сотрудничества на низкой околоземной орбите в дополнение к продолжающимся усилиям агентства по налаживанию партнерских отношений в рамках программы «Артемида», связанной с Луной.

Метки записи:  , ,
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>