Смолянки

Смолянки

На фотографии, размещенной кем-то в Интернете, — один из последних выпусков Смольного института благородных девиц. Совсем скоро этих очаровательных девушек разбросает по белому свету революция…
Сегодня рассказываем о поразительных судьбах самых известных смолянок.

«БЕЛАЯ ТЕРРОРИСТКА»

Ее обессмертила своей блистательной игрой актриса Людмила Касаткина в фильме «Операция Трест»…

Мария Владиславовна Захарченко-Шульц, урожденная Лысова (1893-1927), окончила Смольный в 1911 г. с золотой медалью и вскоре вышла замуж за капитана Лейб-гвардии Семеновского полка Ивана Михно. В начале Первой мировой войны он был смертельно ранен и умер на ее руках. Потрясенная вдова идет на фронт вместо мужа, как легендарная Дурова. Была награждена двумя Георгиевскими крестами, медалями «За храбрость»…

После Октябрьской революции организовала подпольное движение и партизанский отряд в Пензенской губернии, где встретила своего второго мужа Григория Захарченко. Вместе бежали на белый Юг России, в боях молодая женщина отличалась бесстрашием и жестокостью к красным, пленных никогда не брала, за что получила прозвище Бешеная Мария. В 1920 г. погиб и второй ее муж, а сама она после тяжелого ранения была эвакуирована за рубеж.

Мария Владиславовна стала одной из немногочисленных женщин «Русского Общевоинского Союза» (РОВС). Являясь дальней родственницей лидера белой эмиграции генерала Александра Кутепова (отсюда и прозвище «племянница»), она создала по его приказу военно-диверсионный отдел при РОВС. И, судя по всему, в начале 1920х годов неоднократно бывала на территории СССР вместе со своим третьим мужем офицером Георгием Радковичем (под псевдонимом Шульц). Причем стала одной из ключевых фигур в проводимой чекистами операции «Трест» — провокации, призванной снизить «активизм» Белой эмиграции. Огромные деньги РОВС уходили на работу псевдоорганизации, а никакой антикоммунистической деятельности «Трест» не вел. Объективно получилось, что Мария с единомышленниками легализовали в глазах эмигрантской общественности образцовую чекистскую «дезу».

Крах «Треста» произошел неожиданно: один из подпольщиков Эдуард Опперпут-Стауниц (1895-1927) заявил, что является двойным агентом ГПУ. После чего Александр Кутепов провел в пограничном поселке Териоки (ныне город Зеленогорск, 50 км от Санкт-Петербурга) выездное заседание РОВС и принял решение перейти к террористической борьбе. Разумеется, первую группу возглавила неистовая Мария. Летом 1927 года вместе с Эдуардом Опперпут-Стауницем и Георгием Петерсом (Юрием Вознесенским, 1905-1927) она направилась в Москву. Планы были грандиозные — нападение на советских вождей, взрывы Мавзолея и Лубянки должны были вызвать массовое антибольшевистское восстание. Реально они всего лишь попытались поджечь московское общежитие ГПУ…

Развязка была ожидаемой. На след напали чекисты, группа пыталась уйти за рубеж через советско-польскую границу, по дороге распалась. С Марией Владиславовной остался Георгий Петерс. Попытка захватить автомобиль окончилась неудачей…

Скорее всего, Мария Захарченко-Шульц и ее соратник погибли в перестрелке с чекистами. Согласно легенде, смолянка умерла с криком «За Россию!».

«ЖЕЛЕЗНАЯ ЖЕНЩИНА»

У Марии Игнатьевны Будберг, урожденной Закревской (1892-1974), было богемное прозвище Мура…

Первый раз она вышла замуж за дипломата Ивана Бенкендорфа, второго секретаря русского посольства в Берлине. Уже тогда ее называли «русской Миледи» в честь героини романа Александра Дюма «Три мушкетера». В 1917 году мужа убили в собственном поместье восставшие эстонские крестьяне, а Мария бежит в Москву. Там она становится любовницей английского дипломата Роберта Брюса Локкарта и принимает активное участие в заговоре «трех послов» с целью свержения советской власти. Переворот не удался, Муру арестовало ВЧК, но ей удалось выкрутиться, закрутив роман со знаменитым чекистом Яковом Петерсом…

Работая в издательстве «Всемирная литература», присмиревшая смолянка познакомилась с Максимом Горьким. И стала официальным секретарем и неофициальной женой великого пролетарского писателя. Он называл спутницу «железной женщиной», во всем ей повиновался, посвятил Марии знаменитый роман «Жизнь Клима Самгина». И даже организовал ее фиктивный брак с подданным Эстонии бароном Николаем Будбергом…

Возвращаясь из Италии в СССР, Горький отдал на хранение Муре (живущей уже за границей) свой зарубежный архив. И после смерти классика Иосиф Сталин предлагал за архив огромные деньги, резонно опасаясь, что в нем компрометирующие его, Ленина и всю коммунистическую партию документы. В итоге Мария Закревская-Бенкендорф-Будберг, свободно приезжавшая в СССР, продала архив. «Злые языки» до сих пор утверждают, что Сталин лично разбирал его и сжег самые пикантные документы. Во всяком случае, на встречу с баронессой он пришел с букетом цветов!

Это, кстати, породило множество слухов. Самый невероятный: именно Мура отравила Горького шоколадными конфетами. Более достоверный: она продала Сталину письма Льва Троцкого, Григория Зиновьева, Николая Бухарина, Алексея Рыкова и других лидеров антисталинской оппозиции.

В 1930-е годы Мария переехала в Лондон и стала гражданской женой знаменитого писателя Герберта Уэллса. Он неоднократно предлагал уже немолодой баронессе стать официальной супругой, но она предпочитала пользоваться преимуществами неформального общения. Баронессу Будберг подозревали в контактах с советской разведкой, и экс-Муру называли уже «Красной Мата Хари». Во всяком случае, ее роль в создании положительного образа СССР в левых кругах Великобритании невозможно преуменьшить. Ко всему прочему наша смолянка была еще и двоюродной прабабушкой английского политика, лидера либеральных демократов Ника Клегга.

Ей посвятила роман известная писательница русского зарубежья Нина Берберова — с символическим горьковским названием «Железная женщина».

Ариадна Александровна Скрябина (1905-1944) была старшей дочерью композитора Александра Скрябина. Незаконнорожденной. Потому до смерти отца носила фамилию матери Татьяны Шлецер…

После Февральской революции Смольный институт пытался какое-то время функционировать. В октябре 1917 года смолянок с классными дамами перевели в Новочеркасск, подчинявшийся правительству Антона Деникина. Последний выпуск института состоялся в 1919 году. А выпускница Ариадна Скрябина вскоре вынуждена была вернуться в Москву к матери.

В 1922 году она эмигрировала во Францию. Работала секретаршей в парижском «Обществе музыки и танца». В 1924 году опубликовала свой единственный сборник под непритязательным заглавием «Стихи», что позволило войти в литературный круг русского зарубежья. Трижды была замужем — за французским композитором Даниэлем Лазарюсом, писателем Рене Межаном, а самым любимым ее мужчиной стал поэт Довид Кнут (Давид Миронович Фиксман, 1900-1955). Ради него Ариадна приняла иудаизм и взяла еврейское имя Сарра.

Во время немецкой оккупации Ариадна одной из первых вступила в Сопротивление, инициировала подпольную и партизанскую борьбу на территории Вишистской Франции, первоначально не занятой немецкими войсками. Подпольная группа Ариадны (она взяла конспиративное прозвище Регина) переправляла оружие, занималась антинацистской агитацией. Но главным делом смолянки стала переправка еврейских детей в Испанию — это был единственный шанс спасти их от неминуемой гибели.

Всего за три недели до освобождения Тулузы отважная женщина вместе с двумя соратниками попала в засаду на явочной квартире. В завязавшейся перестрелке была убита выстрелом в сердце. В Тулузе поставили памятник смолянке…

Советские школьницы носили форму «от смолянок»

Смольный институт (официально «Воспитательное общество благородных девиц») — женское среднее учебное заведение закрытого типа. Основан в 1764 году по плану Ивана Бецкого. Первоначально размещался в Смольном монастыре, рядом с которым в 1806-1808 гг. Джакомо Кваренги построил отдельное здание.

В XIX веке в институте преподавали знаменитый педагог Константин Ушинский, географ Дмитрий Семенов, литератор Василий Водовозов, историк Михаил Семевский и др. В Смольный принимали на казенный счет дочерей чинов не ниже полковника и действительного статского советника, а за годовую плату — дочерей потомственных дворян и готовили их для придворной и светской жизни.

Одновременно проходили обучение около 200 девочек с 6 до 18 лет.

Учащиеся Смольного института ассоциируются у многих с девочками в белых передниках, образованными русскими аристократками и с ушедшей в прошлое дореволюционной культурой. Смолянки — синоним молодых дам высшего света со всеми устойчивыми представлениями современного российского восприятия — балы, приемы, банкеты. На самом деле такой образ в корне ошибочен.

В начале ХХ в. выпускницы Смольного стали оказывать большое влияние на русскую культуру, литературу и историю. Смолянки участвовали в боевых действиях Первой мировой и Гражданской войн и, конечно, оказались в эмиграции. Биографии многих из них были настолько удивительны и необычны, что уже при жизни эти женщины стали легендами, им посвящали книги.

В октябре 1917 года Смольный институт под руководством его начальницы княгини Веры Голицыной выехал в Новочеркасск, где в феврале 1919 года состоялся последний выпуск. Летом того же года институт, объединенный с другими подобными заведениями, был эвакуирован в Сербию. По всему миру — от Франции и США до Бразилии и Австралии — возникли общества бывших смолянок. Там хранились исторические предметы и прежде всего знаменитые платья: в старших классах Смольного девушки носили белые, в средних — синие и голубые. Малышкам же шили немаркие наряды коричневого и кофейного цвета и белый фартук.

Последний вариант позже послужил образцом советской школьной формы.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>