Под Суздалем обнаружен курганный могильник

Под Суздалем обнаружен курганный могильник

Археологи нашли в Суздальском Ополье средневековый курганный могильник, который впервые был обнаружен в середине XIX века и впоследствии «утерян», так как надземная часть курганов была полностью разрушена распашкой и сровнялась с землей. Найти погребальный памятник помогли современные ГИС-технологии для обработки полевой документации 1851 года и методы геофизики для выявления невидимых на современной поверхности средневековых объектов. «Новое открытие» могильника Гнездилово и исследование на современном научном уровне погребений укажет на то, как Суздаль стал одним из главных центров власти в этой части Руси, какими были культура и общественные отношения в Ростово-Суздальской земле в X–XI веках.

«Работы в Гнездилове демонстрируют возможности современных технических средств, методов геофизики и ГИС-технологий для выявления археологических памятников, невидимых в современных ландшафтах и считающихся утраченными. Могильники, которые, как считалось ранее, были полностью раскопаны в середине XIX века, сохранили нетронутые погребения и перспективны для будущих исследований», – сказал директор Института археологии РАН, академик НИКОЛАЙ МАКАРОВ.

Исследования проводят Суздальская археологическая экспедиция Института археологии РАН и Государственного исторического музея при поддержке Российского научного фонда (грант РНФ 19-18-00538).

Первые археологические исследования в Суздальском Ополье были проведены в середине XIX века, когда основатель Московского археологического общества, граф Алексей Сергеевич Уваров приступил к раскопкам в Суздале. Первоначальной целью Уварова был поиск остатков княжеских дворов. Этот план не увенчался успехом, и Уваров начал раскопки курганов на левом берегу реки Нерль. Найденные в курганах захоронения с богатым погребальным инвентарем заставили Уварова изменить программу исследований. В течение 1851–1854 годов экспедиция Уварова изучила 7757 курганных насыпей на территории Владимирской и Ярославской губерний, а найденные артефакты позволили сделать вывод, что захоронения в курганах были совершены в X–XII веках.

Итоги этих раскопок по-разному оценивались научным сообществом. Археологи первой половины XX века критиковали методику полевой работы и отмечали, что тотальное изучение «владимирских курганов» с не самой совершенной системой полевой документации существенно ограничило дальнейшее исследование погребальных памятников Суздальского Ополья.

Наследие Уварова было «реабилитировано» лишь в 80-х годах XX века, когда в отделе картографии ГИМ были найдены графические материалы экспедиции Уварова, ранее считавшиеся утерянными. Исследователи, обратившиеся к архиву Уварова, обнаружили, что в дневниках, которые велись на месте раскопок, есть описание погребальных комплексов, сведения о размерах насыпей, обряде погребения, положении погребального инвентаря, а на картах было отмечено топографическое положение курганов.

В 1980 году экспедиция Института археологии РАН и Владимиро-Суздальского музея-заповедника возобновила раскопки возле села Гнездилово. Курганы возле этого села были в числе первых могильников, исследованных Уваровым. Археологи неоднократно пытались найти некрополь, но эти попытки оказывались безрезультатными: могильник найти не удавалось, так как в современных ландшафтах вблизи Гнездилова нет никаких следов курганных насыпей.

Новое открытие могильника стало возможно благодаря использованию ГИС-технологий и созданию карты геофизических аномалий под руководством доцента кафедры геофизических исследований земной коры Геологического факультета МГУ Игоря Модина. К современной системе координат были привязаны планы и карты, составленные владимирским землемером Василием Аляевым, одним из сотрудников А.С. Уварова (как оказалось, топографическая съемка, произведенная 170 лет назад, отличалась высокой точностью).

«Благодаря этим данным удалось не только определить границы средневекового могильника, но и выделить зону полевых работ 1851 года, так что мы, закладывая раскоп, рассчитывали попасть на участок с непотревоженными погребениями», –говорит младший научный сотрудник Исторического музея АННА КРАСНИКОВА.

На карты и планы XIX века были наложены данные геофизической съемки местности – магниторазведки и электроразведки. Они показали, что на участке, на котором сейчас находится пахотное поле, присутствуют аномалии. Часть из них, представляющая округлые площадки, археологи идентифицировали как основания курганов, а кольцевидные круги – как ровики, окружавшие курганные насыпи. Благодаря этим данным были определены границы средневекового могильника.

Раскопки показали, что часть могильника не была затронута полевыми работами А.С.Уварова и сохранила непотревоженные погребения. В раскопе площадью чуть более 100 квадратных метров, заложенном в северной части площадки могильника и за пределами зоны распространения «курганообразных» аномалий, археологи исследовали 13 целых и частично нарушенных распашкой погребений.

При археологическом обследовании на площадке могильника были собраны пережженные кости и около 150 средневековых предметов из цветного металла и железа: целые и фрагментированные украшения, детали костюма и бытовые предметы, помещавшиеся в погребения в X–XII веках как погребальный инвентарь. Многие предметы были оплавлены и деформированы огнем.

Изучение захоронений показало, что умерших хоронили головами на запад, одно из погребений было окружено кольцевой канавкой. В могилах находились вещи, сопровождавшие умерших в загробный мир. Исключительный интерес представляет мужское погребение с боевым топором-чеканом. Погребения с боевым оружием редки в древнерусских некрополях: в Суздальском Ополье, это второй подобный комплекс, открытый после раскопок Уварова. В пяти женских и детских погребениях археологи обнаружили украшения, входившие в состав костюма: височные кольца, стеклянные бусы, подвески из восточных и западноевропейских монет, перстни, а также керамический сосуд и железные ножи. Находки позволили предварительно датировать погребения второй половиной XI – началом XII века. В половине захоронений не было обнаружено никакого погребального инвентаря. Вероятно, могильные ямы XI – начала XII века на вскрытом участке прорезали более ранние погребения, совершенные по обряду кремации: на это указывают найденные в могилах пережженные кости, а в пахотном слое – оплавленные стеклянные бусы и бронзовые шумящие украшения.

Основная часть находок была собрана из разрушенных погребений. Среди них – украшения женского костюма, связанные с тремя культурными традициями: восточнославянской, поволжско-финской и скандинавской. К восточнославянским украшениям относятся височные кольца и бусы, декорированные зернью и сканью, причем эти предметы выделяются высоким качеством исполнения. Группу поволжско-финских украшений составляют шумящие украшения, в том числе подвески в виде коньков, и полая подвеска-уточка, которая представляет собой оригинальный тип украшений, неизвестный на других археологических памятниках Волго-Окского междуречья.

Особую редкость для Суздальского Ополья представляют фрагменты скандинавских овальных скорлупообразных фибул и круглых ажурных подвесок с плетением. Среди монет, собранных на памятнике, кроме обычных для Суздальского Ополья арабских дирхемов и западноевропейских денариев, археологи нашли византийский милиарисий императора Иоанна Цимисхия (969-976 годы) и сасанидскую драхму Хосрова I (556 год). Чеканка монет сасанидскими правителями прекратилась после завоевания Персии арабами в 651 году, но часть монет оставалась в обращении и поступала на Русь в IX–X веке вместе с куфическим серебром. Для взвешивания монетного серебра использовались железные гирьки, обтянутые медью, и именно такие гирьки археологи нашли при исследовании территории некрополя.

«Гнездилово – единственный могильник в ближайшей округе Суздаля, в котором выявлены остатки языческих погребений по обряду кремации в период с начала X и до рубежа X–XI веков. Раскопки свидетельствуют о резкой смене погребальной обрядности в XI веке и переходу к погребальному обряду в соответствии с христианскими обычаями: ингумации и отказу от помещения в могилы сопровождающих вещей. Более обстоятельные комментарии об особенностях погребального обряда, культурных традициях и происхождении населения, оставившего могильник, могут быть даны после завершения раскопок и обстоятельного исследования собранных в Гнездилове артефактов и антропологических остатков», – отметил Николай Макаров.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>