Десять видов, которые удивили мир в 2015 году

Десять видов, которые удивили мир в 2015 году

Растение из Фейсбука, новый вид людей, омерзительная рыба, рок-стрекоза и другие новые виды животных и растений, сумевшие удивить биологов в прошлом году.

Ежегодно биологи описывают тысячи и тысячи новых видов живых существ – растений, животных, водорослей, грибов, одноклеточных простейших. Какие-то группы обычно менее урожайны на неизвестные виды, какие-то более; скажем, особенно щедрыми на «новинки» из года в год оказываются членистоногие, а среди них – насекомые.

Но, так или иначе, цифры всё равно поражают воображение: так, в прошлом, 2015 году было открыто около 18 000 новых видов (и порядка тех же 18 000 было открыто и в 2014 году). При том считается, что неизвестными остаются около 10 млн видов, что в пять раз больше, чем известных – исследовательской работы здесь, как видим, непочатый край.

Каждый год среди «новичков» оказываются существа чрезвычайно странные, удивительные, нелепые, чрезвычайно редкие, порой бывают и такие, которые заставляют биологов пересматривать те или иные научные концепции. Эксперты Международного института исследования видов регулярно публикуют списки из десяти особо выдающихся существ, описанных исследователями в течение предыдущего года. Вот и сейчас в свет вышел очередной такой список, как обычно, приуроченный ко дню рождения Карла Линнея – выдающегося естествоиспытателя XVIII века, создавшего знаменитую таксономическую систему для классификации животных и растений.

Начнём мы, как и в прошлом году, с вымершего вида – на сей раз им оказался Homo naledi, чьи останки нашли в 2013 году в пещере Райзинг Стар в Южной Африке. Спустя два года авторы открытия заявили, что обнаруженные кости принадлежат новому, ранее неизвестному виду человека. У него был сравнительно небольшой мозг (больше, чем у австралопитеков, но меньше, чем у Человека умелого), а его челюсть сильно выступала вперёд. При этом у H. naledi был ряд прогрессивных черт, приближающих его к людям современного вида: небольшие зубы, «человеческое» строение пальцев и стопы. Когда удастся точно оценить возраст находки, станет ясно, какие поправки нужно будет внести в генеалогическое древо человека, а пока H. naledi путешествует из одного топа в другой – в конце прошлого года он фигурировал в списке самых значительных археологических открытий-2015.

Следующим пунктом логично было бы описать ископаемую человекообразную обезьяну Pliobates cataloniae, чьи останки были найдены в Испании. Обезьяна была небольшой, весом 4-5 кг и около 43 см в длину, и исследователям пришлось потратить немало сил, чтобы понять, к какой группе приматов она относится и кто её родственники. P. cataloniae жила около 11,6 млн лет назад, в то время ветвь людей и человекообразных обезьян ещё не отделилась от общего с гиббонами предка, так что обезьяна, которой дали неформальное имя Лайя (уменьшительное от Евлалия – так зовут святую покровительницу Барселоны), оказывается в родстве сразу и с гиббонами, и с шимпанзе с гориллами, и с людьми. Находка P. cataloniae указывает на то, что разнообразие приматов «человеческой» линии в те времена было гораздо больше, чем принято считать, и что, возможно, самые первые непосредственные предки человека были похожи скорее на гиббонов, чем на человекообразных обезьян.

Третьим номером у нас идёт галапагосская черепаха. Кто-то может сказать, что они известны очень давно, и ещё сам Чарльз Дарвин размышлял об эволюции всего живого, глядя на этих гигантских рептилий. Однако на сей раз речь идёт действительно о новом виде. В прошлом октябре в PLoS ONE вышла статья, авторы которой сообщали, что по генетическим данным, да и по внешнему виду, небольшая популяция черепах (всего 250 особей!) на востоке острова Санта Круз довольно сильно отличается от прочих. Новый вид назвали Chelonoidis donfaustoi, в честь Дона Фаусто, смотрителя местного природного парка, проработавшего здесь 43 года.

Среди нынешней десятки есть два растения, и одно из них, дерево Sirdavidia solannona из Габона, замечательно тем, что его, казалось бы, должны были открыть давным-давно. S. solannona нашли в нескольких метрах от главной дороги габонского национального парка Хрустальные горы. Возможно, это дерево, высотой менее 6 м и диаметром ствола около 10 см, просто терялось среди других, более высоких и толстых. Его определили в семейство анноновых, которые почти целиком произрастают в тропических странах. Однако при всём при том S. solannona оказалась настолько своеобразной, что для неё выделили отдельный род, а самым похожим на неё оказался другой специфический вид, для которого когда-то тоже выделили собственный род – Mwasumbia, обитающий в Танзании, на другом краю Африки.
Для опыления дерево, по-видимому, использует ту же технику, что и паслёновые рода Solanum, к которому относятся картофель и томаты. Их цветки устроены таким образом, что пыльца высыпается наружу под действием вибраций, производимых пчелой, и дело тут не в порывах воздуха, а в колебательном резонансе – цветок и пыльники тычинок, поймав пчелиные или шмелиные вибрации, освобождают пыльцу, которая оседает на насекомом. Если «опыление жужжанием» подтвердится и для новооткрытого S. solannona, это станет ещё одним примером конвергентной эволюции, когда одни и те же признаки независимо развиваются у неродственных групп живых организмов.

Второе растение из «лиги выдающихся видов» – бразильская росянка Drosera magnifica. Замечательного в ней много. Во-первых, её размер – 123 см, что делает её одной из крупнейших росянок в мире и самой большой – в Новом Свете. Как и прочие представители этих плотоядных растений, D. magnifica питается насекомыми, прилипшими к липкому секрету её листьев. Во-вторых, D. magnifica – чрезвычайный микроэндемик: её можно найти только на вершине одной-единственной горы в Бразилии в штате Минас-Жерайс, на высоте чуть более 1,5 км. Поэтому новую росянку, не успев открыть, сразу занесли в список исчезающих видов. Наконец, самое удивительное – D. magnifica обнаружили сначала на фотографии в Фейсбуке, так что её с полным правом можно назвать первым растением, открытым в социальной сети.
Похожая история несколько лет назад случилась со златоглазкой Semachrysa jade из Малайзии, которую впервые сфотографировали в парке около Куала-Лумпура, а фото выложили на Flickr – здесь её и нашли зоологи, опознав в ней новый вид.

(Вообще же, заметим в скобках, растениям везёт на странные истории открытия. Год назад мы писали про Tillandsia religiosa, один из замечательных видов 2014 года: тилландсию, с её полутораметровой высотой и ярко-розовой метёлкой на вершине, нельзя назвать незаметной, жители северных районов Мексики вообще используют её как рождественское украшение, её вообще знают все, однако до позапрошлого года никто и думать не думал, что для науки T. religiosa как описанный вид не существует. Похожая история произошла и с Viola lilliputana, растущей высоко в Андах. Образцы V. lilliputana впервые попали в руки ботаников ещё в 1960-е, но несколько десятилетий к растению просто никто внимательно не присматривался и не изучал. В результате V. lilliputana попала в десятку удивительных видов 2012 года – именно как вид, который долго ждал своего часа.)

Рыба-удильщик Lasiognathus dinema из Мексиканского залива попала в нынешний топ-10 за свой внешний облик. Описывать её бесполезно, лучше просто посмотреть на фото. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что глубоководные существа – а L. dinema обитает на глубине 800–1200 м – редко отличаются благообразной внешностью. И, хотя обычно к такому внешнему виду воображение достраивает внушительные размеры (чудовища ведь должны быть большими), L. dinema явно не тот случай – тело её в длину не превышает 47 мм. Стоит также добавить, что разные виды удильщиков бывают весьма схожи, и различить их возможно только по особенностям строения «удочки» – сильно видоизменённому лучу сильно видоизменённого спинного плавника. «Удочка» служит домом симбиотическим люминесцентным бактериям, которые своим светом привлекают к хищнику добычу.
Phyllopteryx dewysea.jpg
Скелет Phyllopteryx dewysea, нового кузена морских коньков. (Фото Josefin Stiller, Nerida Wilson and Greg Rouse.)

Вторая рыба из списка этого года тоже может похвастаться экстраординарной внешностью, пусть и не такой пугающей, как в предыдущем случае, но тоже весьма причудливой. Речь идёт о Phyllopteryx dewysea – представителе рыб-игл, куда относятся, собственно, сами рыбы-иглы, морские коньки, а также ещё ряд странных созданий. P. dewysea оказался третьим в роду Phyllopteryx; ещё один вид того же рода известен у нас под именем морского конька-тряпичника. Цвет P. dewysea малиново-красный, в длину он достигает всего 240 мм, а обнаружили его у берегов Западной Австралии.
Три оставшихся позиции в десятке самых удивительных видов 2015 года делят между собой членистоногие: два представителя насекомых и один – от высших раков, из отряда равноногих, или изопод. К изоподам относятся также и мокрицы, так что не стоит удивляться, что новый «рак» похож на них, а не на привычных для нас речных раков (которые, кстати говоря, относятся не к равноногим, а к десятиногим ракам).

Внешне в новом равноногом по имени Iuiuniscus iuiuensis нет ничего примечательного: это крохотное мокрицеобразное существо длиной всего 9 мм, бесцветное и безглазое, которое нашли в одной бразильской пещере. Однако в поведении у I. iuiuensis есть одна особенность – он строит на время линьки шарообразные домики из грязи. Сбрасывая старый экзоскелет и дожидаясь, когда затвердеет новый, членистоногие оказываются особенно беззащитны перед всякими внешними неприятностями, и вот I. iuiuensis нашёл способ, как подобных неприятностей избежать. Вообще, похожее поведение есть у других видов равноногих ракообразных, но среди американских изопод это пока единственный случай такого рода.

И, наконец, насекомые. Номер один – крохотный жук Phytotelmatrichis osopaddington, длиной всего 1,03–1,06 мм. Большинство представителей семейства Ptiliidae, к которому относится новый вид, живут на земле, в лесной подстилке, питаясь разлагающейся органикой. Однако P. osopaddington нашли в довольно специфическом месте – в воде, скапливающейся там, где разные части растения образуют полость, например, в основаниях листьев, которые обнимают побег. Родом новые жуки из Перу, однако тут их нашли в миниводоёмах, образовавшихся в скрученных листьях одного совсем не перуанского растения, и пока что не вполне ясно, где всё-таки P. osopaddington предпочитают жить, чем они питаются и как размножаются. Название же они получили в честь медвежонка Паддингтона, героя классической детской книги, который появился на Паддингтонском вокзале Лондона, приехав сюда откуда-то из «Дремучего Перу».

Завершает перечисление самых необычных видов 2015 года африканская стрекоза Umma gumma. Хотя стрекозы считаются одним из наиболее изученных насекомых, в том числе и в смысле видового разнообразия, в минувшем году в журнале Odonatologica вышла статья, в которой описывалось целых 60 новых видов стрекоз из Африки. Стрекоза, о которой идёт речь, принадлежит роду Umma, и в топ-10 она вошла благодаря остроумию первооткрывателей, которые назвали новый вид в честь альбома группы Pink Floyd «Ummagumma». Впрочем, если вспомнить, что стрекоза эта относится к семейству Calopterygidae, по-русски – красотки, то на ум приходит и другое, жаргонное значение слова «ummagumma» – «заниматься сексом». Любопытно, что название ждало своего часа 16 лет: именно 16 лет назад один из авторов вышеупомянутой «стрекозиной» статьи, отправляясь в первую большую экспедицию, получил наказ от своего коллеги: если они смогут найти новый вид рода Umma, пусть назовут его в честь альбома Pink Floyd.
Может, конечно, возникнуть вопрос – а зачем вообще выстраивают такие списки, подобно глянцевым топам самых знаменитых, самых богатых и т.д.? Не есть ли это только лишь голый пиар, совсем неподобающий науке? Ведь, вообще говоря, никакой научной ценности здесь нет, так не лучше ли направить энергию Института изучения видов на что-то более значительное?

Ответить здесь можно так – «списки замечательных видов» в явном виде демонстрируют многообразие живой природы. С другой стороны, многие исследователи знают, что говорить о необходимости сохранять биоразнообразие – занятие крайне неблагодарное. Можно сколько угодно говорить про устойчивость экосистем, в которые входят не только дикие поля и леса, но и сельскохозяйственные площади со злаками, овощами и фруктами, про то, что экосистемы устойчивее к заболеваниям и климатическим пертурбациям, если в них много видов, и т. д. – всё оно как бы относится к некой параллельной реальности, где живут все эти чудные учёные с их чудными экосистемами.

А вот с помощью «сексуальной стрекозы» или росянки из Фейсбука идея разнообразия окружающего мира делается вполне наглядной, и кто знает, может, именно так и стоит приучать к мысли, что мы на Земле не одни и что наше благополучие напрямую зависит от благополучия прочих живых соседей, какими бы странными на вид они ни казались.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>